ПАВЛЕНКО

На 29 ноября 1974 года был назначен выход в автономное плавание лучшего и сильнейшего в мире атомного подводного ракетоносца «К-447» проекта «667Б».

12-12-002 (Увеличить)

Все задачи были выполнены, лодка была полностью готова к походу. Перед этим, за несколько часов до выхода нужно было получить пакет из секретной части флотилии. Документы имели гриф «особой важности», такой гриф секретности присваивался к документам, который могли держать в руках только члены Политбюро ЦК КПСС. Мне, как начальнику секретной части, для этой миссии в качестве охраны выделили офицера, лейтенанта Павленко. Звали его Александр, отчество не помню. Этот лейтенант был немного странноватый, слегка заикался, чего, как известно, на флоте быть не должно. (Когда мы стояли в ремонте в Северодвинске летом 1974 года был полярный день, солнце вообще не заходило за горизонт. С вечера матросы, вернувшись с увольнения на берег, повесили на выдвижное устройство женское бельё. Оно там развевалось, когда экипаж, построенный на палубе, готовился встретить Командира. Командир уже переходил через дебаркадер, как лейтенанту Павленко сообщили, про эти трусы. Он тогда был дежурный по кораблю, готовился отрапортовать. Как при этом за какие-то секунды он успел очистить эту антенну, просто цирк, все мы  переживали за него стоя в строю.) А может он тогда и начал заикаться.
Нам с ним надо было дойти до штаба дивизии в Островную (это три километра по извилистой горной дороге), затем, на машине, которую нам там предоставят, ехать уже в штаб 11 флотилии, в Гремиху получать этот пакет.
Пока шли, лейтенант мне говорит, — А вот ты изучал инструкцию по ПДСС (подводно-диверсионные силы и средства)? Я ему, — конечно, ещё как. Он мне, — а ты знаешь, как эти натовцы готовят своих диверсантов. Они могут быть буквально везде, прямо даже вот за этим валуном. Я ему, конечно, поддакиваю, — запросто, говорю, это они умеют. Лейтенант достаёт пистолет из кобуры и перекладывает в карман шинели. Говорит, — А вдруг не успеем их атаку отразить. Ты, говорит, свой пистолет тоже приготовь. Я ему сказал, что мой пистолет вообще взведён. Сам при этом как-то напрягся. Он мне, — раз мы с тобой в таком опасном деле, называй меня на ты. Отвечаю, — нет, не могу с офицером так общаться.
Пришли в штаб дивизии, минут через 20 едем уже на машине УАЗике, обтянуном всякими одеялами для тепла, но всё равно продувает. Едем в Гремиху во флотилию, фонарные столбы дорогу освещают, в машине темно, только когда мимо фонаря проезжаем свет появляется. Я сижу на правом заднем сидении, слева от меня Павленко. Вдруг слышу щелчок, — это без сомнения он взвёл свой ПМ, чувствую на левом виске холодный ствол. Поворачиваюсь. Павленко, направив на меня пистолет, как-то дышит неправильно. При этом, когда проезжали очередной фонарь, в стволе чётко было видно пулю. Ствол короткий, а пуля 9 миллиметров, толстая, сверкает медью. Палец у него при этом как-то трясётся. Не помню точно, что я ему тогда сказал, но в итоге пистолет я мягко вынул из его рук, поставил на предохранитель, забрал себе. В штабе флотилии лейтенант молчал, оружие его было у меня в кармане. Когда вернулись на корабль, обо всём я доложил Командиру. Тот велел никому ничего не распостранять.
Лейтенанта Павленко списали на берег. Спустя, наверное, меньше года его однокурсники, офицеры, сообщили, что он защитил кандидатскую диссертацию в каком-то секретном институте по математике, оказывается, был талант. А меня едва не убил.

Шаклеин А.Ф., главный старшина ПЛАРБ K-447 (1974-1976),
Северный Флот. 2009 год   Shaclein@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *