ПОЖАР

База Гремиха расположена в устье золотоносной речки Йоканьга у мыса Святой Нос на стыке Белого и Баренцева морей.


Утверждали, что с декабря по февраль на нашей планете поганей места нет по части климата. Если поцарапался – рана обязательно загниёт. Тёплое течение Гольфстрим и холодное с Карского моря как встретятся здесь в обнимку, так в это время года море – до 12 баллов. На самом высоком месте давно уже стояла здоровенная бетонная плита неправильной формы с большим круглым отверстием посредине. Никто толком не знал, зачем её тут поставили. Предположения были самые разные. Мичмана и молодые офицеры на теннисках затрафаретили эту плиту с надписью “Gremiha”, что должно было означать, что все мы находимся в дыре.


Летом 1975 года всё прояснилось. В отверстие установили бронзовую вставку с фигурами погибающих на глубине подводников лодки “К-8”, что затонула в Бискайском заливе. На плите – имена пятидесяти шести человек вместе с Командиром Бессоновым. Тогда случилась авария, лодка всплыла. Бессонов велел экипажу покинуть корабль, перейти на подошедший Болгарский сухогруз, на борту оставил аварийно-спасательную команду. Командир БЧ-5 ему перед этим с своём расчёте дал прогноз, что корабль затонет, шансов на спасение лодки нет, она обречена.

Вот они 56 человек и погибли вместе с Командиром.

Рядом в качестве вечного огня аварийно-спасательный буй светится. Хороший получился памятник.

На его торжественное открытие собрали весь гарнизон, от нашей казармы (новое образование «Островная») это километров пять.

008

Погода стояла тёплая если не жаркая. Чтобы полдня не париться в строю я, как секретчик, нашёл важную причину, чтобы остаться якобы по делам и заодно Лёньку Малахова из Алма-Аты (почему-то его звали Абрек) отмазал в качестве охраны. Лежим мы с Абреком, значит, в казарме, отдыхаем, накрывши лицо гюйсом. Слышно, как звонит телефон. Дневальный, карась только после учебки, принимает телефонограмму, при словах “аварийная тревога” мы с Лёнькой подскочили. Спрашиваем, — Учебная, что-ли? Ну-ка, перезвони. Вахтенный перезвонил, оказывается не учебная,- пожар, взрыв водорода в аккумуляторной яме первого отсека. До корабля километра три, причём с горки. Рванули мы просто как на соревнованиях, минуя санпропускник.

Через санпропускник обязательно по нормам, положено было проходить одетым в РБ (это спецовка со штампом «радиационная безопасность». На левой груди и на правом колене размером 10 на 15 см штамп «РБ». Или РБО, если кто из кормы). При этом надо было закрепить типа авторучки дозиметр, который фиксировал бы, сколько ты потребил распадов до следующего твоего выхода из санпропускника уже наружу. Эта умная система никогда не работала. Если экипаж шёл целиком через санпропускник, первый проходящий придерживал турникетную планку и весь экипаж быстро просачивался. А вот когда случалось проходить поодиночке, то подлецы из химбербазы, увидев на ком новую пилотку, обязательно вручную включали страшной силы ревун и пилотку отбирали.

Конечно, все знали качественную дыру в колючей проволоке, это укорачивало путь намного к нашему новому образованию Островная. Когда уже по плавпирсу мы с Абреком подбегали к трапу корабля, видим, наших на автобусе к корню пирса подвозят. В парадных кителях с кортиками, медалями. На верхней вахте стоит матрос Рекубратский по прозвищу Рекс. Он, живчик, не мог, стоять спокойно, необходимо было всё время шевелиться, если автомат в руках, значит надо его постоянно дёргать, несколько патронов уже утопил. Хорошо, что у каждого офицера дома всегда пачка-другая разных патронов всегда хранилась, сходило ему. Стоит Рекс весёлый, затвором поигрывает. – Что тут за дела? — спрашиваем, — АБ взорвалась, говорит в первом. В корпус экипаж загрузился быстро как никогда. (Когда идёт обычная загрузка экипажа в прочный корпус, кто-нибудь иногда застопорит всех, — стоит от неловкости попасть коленкой между ступеней вертикального трапа, сразу её, коленку, не вытащишь а сверху наседают). В этот раз влетели все как горошины, весь экипаж. Разлетелись по постам. Настил в первом отсеке раскалился — водой поливают. На борту полный комплект оружия: торпеды в аппаратах и на стеллажах, в том числе и ядерные. Во всех шахтах ракеты. Командир велел всем покинуть корабль кроме аварийно-спасательной команды (так же, как и на “К-8” когда-то).

Мичман Недопёкин Валентин включил систему ЛОХ, то есть подал в яму фреон даже не запрашивая команды, только взглянув на приборную панель. Около двух часов в Центральном стояла почти что тишина – все были готовы ко всему. Соседний корпус от нашего пирса уходил винтами враздрай, не дожидаясь буксиров, — у них на борту тоже было оружие.

Вскоре температура стала медленно понижаться. Стало ясно, что ещё поживём.

Какие последствия могли бы быть, если бы рванул тогда торпедный отсек. Даже холодным спокойным умом не получается у меня вычислить. О Чернобыле, наверное, сейчас говорили бы меньше.

Андрей Шаклеин, главный старшина ПЛАРБ К-447, 2000 год

Shaclein@mail.ru

 

 

ПОЖАР: 5 комментариев

  1. в отсек ходил нач. хим данилян кап. лей. мы с боцманом помогали. дым серо чёрного цвета едкая зараза горели ограждения аккомуляторов пропитка креозотом он и давал дым завесу. заходил он через верхний люк там тоже без накладок не обошлось но это уже другая история. абрек приезжал ко мне дважды привозил свои знамениты яблоки.

  2. АНДРЕЙ!
    Приветствую тебя из С-Петербурга
    Иванов Виталий Константинович — командир ЭНГ 71-74 и штурман 74-76 гг
    Сегодня в День памяти подводников твои воспоминания тронули до слез!!!!!!!!!
    Душевно и реалистично и ведь твой затылок всегда был в море у меня на виду из штурманской рубки!
    спасибо!
    ВК

  3. Какой Валентин на снимке молодой,знаю его хорошо,работал по наладке систем автоматики в Арктике.

  4. Дело было так. Накануне дивизион к3р Головченко АД закончил 3х суточный лечебный цикл АБ. В ночь поред аварией и далее электрики обеспечивали бесперебойное питание нкТОБОЛ.Я отстоял вахту ЦП 1см до 4-00 и м-н Прасолов на Каме более 12 часов без замечаний.Утром пульт Кама какое то время 20-30 мин пустовал. В это время без всякого предупреждения сняли и опять включили питание пост. тока с берега.Из-за этого автоматически включился автомат ВБ и пошла перезарядка АБ с выделением водорода и кислорода. Аккумуляторные ямы не вентилировались, поэтому водород мгновенно достиг критических 4% в АЯ 1 и 2 отсеков. Сильный запах электролита почувствовал вахт. нос. отсеков Костя Шигин и доложил в ЦП. После замера % водорода сыграли АВАРИЙНУЮ ТРЕВОГУ. Прасолов отключил ВБ и остановил зарядку, стали готовить вентиляцию АЯ согласно ПУАБ. Но в этот момент по неизвестной причине произошел взрыв смеси водород-кислород в АЯ 1отс. Должен был быть открытый огонь или искра в герметичном пространстве. Причину так и не установили. Глухой удар ощющался по всей лодке. Ну а дальше-дали ЛОХ и пожар потушили. Ущерб был не очеь большой: частично сгорели шланги системы СВО, вышел из строя один элемент АБ да все стало черным от копоти. Никто не обратил вниания на вытекшую воду СВО. А она осталась под аккумуляторами и поглатила или растворила фреон. Когда вышли в море в шторм от качки фреон улетучился в воздух и нача связывать кислород в АЯ, а после перемешивания и в 1отсеке. Чуть не погиб несший вахту мичман.

  5. Взрыв водорода в 1АЯ был 28июня а поступление фреона в 1отсек 8июля 1975г Кстати почти через год 23мая 76г аналогичная ситуация повторилась. Я тогда уже был ст эл нос отс-зав АБ 5-2-11 а ком отсека л-т Новаковский. В мае в течение 2х недель пол-экипажа круглосуточно перегружало АБ лодки со вскрытием прочного корпуса. Толко тот кто в этом участвовал поймет что это за работа. Наконец перегрузили и проводили лечебный цикл АБ. Шел последний 3-й день ЛЦ. Батарея кипела во всю мощность.Я и м-ны Жиганов и Григорьев находились в это время в акк яме 1отс и устраняли течи шлангов СВО. И вдруг открывается люк АЯ и ст м-с Дунаев говорит- вылезайте батарея не вентилируется. Я выпрыгнул первым и увидев в отсеке народ на отработке вахты заорал- Все быстро из отсека. Что они быстро и сделали. Прибежав во 2отс на пульт ПАЯ и увидев содержание водорода 4,3% ,Дунаева не знающего что делать и запросы из ЦП по Каштану к3р Головченко-сколько водорода, я переклюбчил обе ямы на вентиляцию по замкнутому циклу через печи дожигания водорода согласно ПУАБ. Через пару минут водород снизился менее 4% и угроза взрыва миновала.Причина оказалась банальной. На ЦДП матрос-стажер тренируясь вырубил всю вентиляцию носовых отсеков с 1 по 6 отс одним поворотом ключа.Оба мичмана так и оставались в 1АЯ до окончания инцидента боясь спровоцировать искру и взрыв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *